USD
2.45
EUR
2.9



Главная > Новости > Культура > «Трудно уйти от земли. Корни рвать больно». Интервью известного белорусского художника, который творит в Оршанском районе


«Трудно уйти от земли. Корни рвать больно». Интервью известного белорусского художника, который творит в Оршанском районе

16:00, 15.12.2017 864 Источник: СБ Беларусь Сегодня

Крестьянский сын, 13–й ребенок в семье — уже из первых строк биографии Николая Таранды очевидно, что именно таким и должен быть этот человек. Основательным, крепко стоящим на земле обеими ногами, предпочитающим проявлять себя не в разговорах, а честной, ежедневной работой. Эффектные словесные конструкции удаются ему плохо, впрочем, как и многим другим художникам. Хотя «одним из многих» назвать его сложно. И крестьянский сын он нетипичный, и художник неожиданный.



В своих картинах Николай Таранда — поэт и даже больше. Это только названия его работ просты и конкретны. «Лето пришло», «Окраины», «Радуница» — в этих сюжетах он так щедро смешивает блики солнца на нагретых крышах, мелкую рябь на лужах, цветные стекла из рассыпавшегося в детстве калейдоскопа и столько других воспоминаний, завязанных даже не на зримых образах, а на звуках и ощущениях, что объяснения излишни. Выставка к его 70–летию «Симфония жизни» в Национальном художественном музее продлится до конца новогодних праздников. 26 офортов, линогравюр и рисунков Николай Иванович дарит в музейную коллекцию («лучших работ, апробированных на всесоюзных выставках!» — уточняет он принципиальный для него момент). После чего дополняет свою выставку новыми работами, созданными совсем недавно, и отправляется с ней по Беларуси. Даты вернисажей в Витебске, Орше, Могилеве уже определены. На днях художник получил приглашение показать свою живопись в Смоленске — словом, год у него ожидается неспокойный. Хотя для Таранды — вполне себе обычный. Нынешняя выставка у него — 26–я персональная. И к каждой из них он по–прежнему пишет новые картины.



— Значит, это не слухи, что Николай Таранда работает по 20 часов в сутки?

— В молодости доходило и до 20 часов при ежедневном минимуме 12. Сейчас мой минимум — 4 часа, но, как и раньше, выходных в творчестве я не признаю.

— И где храните свои картины? Насколько мне известно, живете вы по–прежнему в деревне Зайцево между Оршей и Баранью.

— Все верно. Там я построил большой дом, где хватило места не только для мастерской, но и для галереи. Со временем думаю сделать ее общедоступной.

— Дом строили сами? Все–таки по первому образованию вы строитель.



— Фундамент укладывал собственными руками, позже нанимал помощников — не хотелось забирать так много времени у живописи. Дом построил на свои деньги, без кредитов — в «теплые» горбачевские времена художники не платили налогов, а мои картины стали покупать не для одних музеев. Тогда я и смог позволить себе сосредоточиться только на искусстве. До того несколько лет ездил на целину — нужно было кормить семью. Работал начальником проектно–конструкторского бюро, проектировал жилые дома, другие здания, занимался реконструкцией завода... Но эту страницу я давно перевернул, лучше поговорим о чем–то другом.

— Тогда о музыке. Большинство картин, написанных вами в последние годы, — зримое подтверждение популярной теории о музыкальности цвета. Свою серию абстрактных работ, посвященных памяти Владимира Мулявина, вы так и называете — музыкальными мотивами.

— Музыка — мое вдохновение, именно она помогает выбирать нужный цвет. Когда я слушаю Бетховена или народные мелодии, краски на холст ложатся интуитивно, и мне сложно объяснить, почему именно эти, а не другие. Но музыка была со мной всегда. Деревня Большое Подлесье на Брестчине, где я родился, очень певучая. Знаменитый хор Цитовича начинался отсюда, и самого Геннадия Ивановича я хорошо помню, постоянно приезжал к нам на репетиции. Бог не дал мне музыкального таланта, в хоре Цитовича я не пел — пели мои сестры, дедушка играл на скрипке, выступали даже в Кремле. А я в 13 лет ушел из дома учиться на строителя. Сами понимаете, что это такое — прокормить 14 детей: семья у нас была большая.

— Поэтому к искусству вы шли такими окольными путями.

— Почему окольными? Прямыми! Днем — на стройке, вечером — в изостудии. После витебского худграфа параллельно вел студию изобразительного искусства в Барани — за 21 год 64 моих ученика поступили в художественные вузы Минска, Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, стали профессиональными художниками.

— И какой главный отеческий совет вы им давали?

— Работать. Если у тебя есть хотя бы 1 процент таланта и 99 процентов трудолюбия, сможешь добиться многого. С той же настойчивостью и 30 процентами таланта станешь гением. Только труд делает художника художником, а человека человеком. Это не громкие слова, а истина.

— В свое время вы на личные деньги обеспечили изостудию не только красками и мольбертами, а и мебелью, продолжаете помогать ей и сегодня. Поддерживаете, в том числе финансово, ежегодный международный арт–проект «Коллегиум» в Оршанской городской художественной галерее Виктора Громыко. По–прежнему за счет продажи картин?

— Отчасти. Параллельно я занимаюсь изданием детских книг. Хотя дело это непростое, тем более в условиях провинции. Впрочем, главные минусы провинции — они больше из области творчества, а не бизнеса.

— Что не мешает вам выставляться в одном из главных музеев страны, причем это не первая ваша выставка в Минске. Вас знают и ценят во многих городах Беларуси и за границей — чем вам–то провинция мешает?

— А тем, что сильно ограничивает общение с коллегами. Хотелось бы чаще встречаться, спорить о насущном с профессиональными художниками. Сколько тем мы не успели обсудить с моим давним другом Георгием Поплавским!

— В таком случае что не позволило вам переехать в Минск? Купили бы квартиру, получили бы мастерскую от союза художников.


— Трудно уйти от земли. Корни рвать больно.

— И вы открываете в Орше художественный салон, в котором выставить свои работы могут даже художники–любители. Много по–настоящему талантливых самоучек?

— Хватает. Салон — это, конечно, громко сказано, количество потенциальных покупателей в Орше и, скажем, в Минске сильно отличается, но любая возможность показать себя дает художнику большой стимул работать дальше, больше, двигаться вперед и расти над собой. Я и сам в этом смысле не исключение.







Не вижу код





Разработка и продвижение ООО "Компания Сеть" NETWORK-COMPANY.BY ®

Manisa escort Tekirdağ escort Isparta escort Afyon escort Çanakkale escort Trabzon escort Van escort Yalova escort Kastamonu escort Kırklareli escort Burdur escort Aksaray escort Kars escort Manavgat escort Adıyaman escort Şanlıurfa escort Osmangazi escort Sandıklı escort Derince escort Samsun mutlu son